COVID-19 в Узбекистане X

Мазолей Ишратхона

Самарканд – поистине уникальный город. Здесь сосредоточено столько памятников архитектуры, каждый из которых имеет свою историю, окутанную легендами и народными сказаниями. Так, например, одиозный памятник Ишратхона, воздвигнутый в XV веке и   на некоторое время забытый исследователями и градостроителями. На этом месте, где находится древний мавзолей, когда-то был расположен Сад Фируза – Боги Фируз с площадью 1,5 гектаров.

Впервые Ишратхона был упомянут в историческом трактате 30-х годов XIX века “Самария”. В нем указвается, что Ишратхона был основан дочерью эмира Джелалиддина -  Хабибой Султан.

В середине XIX века член русского посольства в Бухаре топограф Яковлев, составляя план Самарканда, отметил здание к юго-востоку от крепостных ворот крупным условным знаком и надписью: «Строение времен Тимурленга».

В исследовании Самарканда академиком В.Бартольдом Ишратхоной был назван несторианский памятник, превращенный в увеселительный дворец хана.

Через несколько лет археологом В.Вяткиным был обнаружен интересный документ 1464 года, вакуфная грамота, составленная в Самарканде, передающая в хранение усыпальницу земельного участка, рабов и разного имущества Хабибы Султан-бегим.

В оформлении документа было привлечено до 60 человек духовных и  придворных чинов, приближенных к правителю Самарканда султану Абу Сеиду.

В вакуфной грамоте здания сообщается, что знатная женщина, жена Тимурида Абу Сеида - Хабиба-Султан, построила купольное здание над могилой своей дочери, царевны Хавенд-Султан-бики.

Свое название "Ишратхона" в переводе с персидского "Дом увеселений", мавзолей получил из  самаркандского фольклоре XIX века, где рассказывалось о романтической встрече Амира Темура с девушкой, после которой великий эмир приказал построить здесь дворец.

Первые археологические работы в Ишратхоне начинаются 1939-1940 годах академиками М. Е. Массоном и Г.А. Пугаченковой, в результате которых было установлено, что мавзолей расположен на большом фундаменте, углубленном почти на 5 метров.

Ишратхана – это было уникальное сооружение XV века. В строительстве дворца принимали видные деятели и матера того времени. На тот момент был  осуществлен переворот в самаркандском зодчестве. Многие  исследователи расточали похвалы искусству её создателей, отмечая не только безудержную роскошь оформления этого здания – то ли мавзолея, то ли дворца, - но и то, что при строительстве были задействованы принципиально новые архитектурные приемы, решения.

В комплекс включаются: мечеть со строгим скромным интерьером, парадный апартамент с богатой росписью в технике «кундаль», где проводились похоронные процессии для последней молитвы, и группой помещений 1 и 2 этажа.

Четыре  винтовые лестницы ведут на второй этаж, где размещено несколько небольших комнат, выше ступеньки ведут на плоскую крышу, в прошлом огороженную барьером. В Ишратхоне имеется также и подземный этаж – склеп 8-гранной формы, перекрытый куполом. По размерам и богатству отделки он не имел себе равных в среднеазиатском зодчестве. Стены склепа опоясывала яркая мозаичная панель, пол был выстлан мраморными плитами.

Новое архитектурное решение вызвало и новые декоративные приемы. Впервые встречается здесь техника стенной живописи – «кундаль». Сущность ее в том, что основной узор делается рельефным, фон покрывается золотом, а рисунок окрашивается в разные цвета, или, наоборот, золотят орнамент, окрашивая фон. Росписи главного зала и мион-сарая Ишратханы очень пострадали от времени и непогоды.

В XVI веке мавзолей пришел в упадок. Точнее его просто разграбили.  А причиной тому послужила начавшаяся в XVII веке бурная строительная деятельность в Самарканде. Сначала Ишратхона лишилась своей мраморной панели. Так как в крупных плитах нуждались возводившиеся на Регистане медресе Шер-Дор и Тилля-Кари. Так же мраморные намогильные плиты перетащили на соседнее кладбище Абди-Дарун, где старые плиты были заменены именами новых лиц.


Смотрите также