COVID-19 в Узбекистане X

Нажмиддин Кубро – пример мужественности и благородства

Самая короткая жизнь у человека,
проводящего ее бессмысленно, на авось, 
со словами "ах как жаль", "если бы да кабы"...

Нажмиддин Кубро

Старинная Хива – город-музей из прошлого. Сколько легенд и сказаний хранят в себе стены этого древнейшего центра хорезмской культуры. Хива стала местом рождения великого богослова и религиозного деятеля, который до последних своих дней боролся с полчищами Чингисхана.

Шейх Нажмиддин Кубро родился в 1145 году в Хиве. С ранней молодости занимался изучением хадисов и калам, был на учебе в Египте, Тебризе и Хамдане. Вернувшись на родину, стал активно заниматься религиозной деятельностью, в Ургенче основал братство Кубравия, писал стихи и трактаты по суфизму на арабском и персидском языках.

В том, что он был талантливым поэтом и великим патриотом нет никаких сомнений. Его произведения говорят сами за себя. Но то, что он сделал для родного Хорезма поражает в самое сердце.

В период нашествия Чингисхана на Хорезм, шейх находился в Ургенче. Город был взят в осаду, но имя Нажмиддина Кубро уже было известно далеко за пределами древнего Хорезма. Чингисхан уже был наслышан о нем, как о крайне порядочном человеке. Завоеватель предложил шейху вместе со своей семьей оставить город. Однако Кубро решительно отказался: «Я много лет прожил в этом городе и каждый его житель дорог для меня. В эти тяжелые дни я не могу бросить их». После этого беспощадный тиран решает напасть на город.
Прежде, чем вступить в бой с врагом, Нажмиддин Кубро просит своих друзей и учителей покинуть город. Со своими преданными учениками-соратниками Кубро до последнего пытался оказать отпор монгольской армии. Он был ранен два раза. После первого ранения шейх надел чапан и скрыл следы раны. После второго ранения Кубро собственноручно выдернул стрелу из своей груди и запустил ее в небо, обращаясь к Аллаху: «Если Вы проявите благосклонность ко мне, желаете видеть во мне друга, мне достаточно Вашей милости, но если я обращусь к Вам за спасением, то куда денется моё мужское начало?!».

Нажмиддин Кубро продолжал сражаться. Ему удалось схватить вражеское знамя, которое так и не выпустил из своих рук, даже, когда был схвачен монголами. Чтобы забрать свое знамя назад, монголы безжалостно отрубили пальцы шейха.

До самого последнего своего вздоха Нажмиддин Кубро сражался в Ургенче бок о бок с простым народом. Все как будто было предопределено, ведь в основе тариката Кубравия лежит безмерное презрение к врагам-монголам. Нажмеддин Кубро стал ярким примером истинного патриотизма, благородства и честности. И по сей день Кубро остается великим святым и особо почитаемым шейхом.

Смотрите также